Ваш черёд блеснуть умом!
Десятки тысяч вопросов и игроков ждут вас в викторине "Поумничай!"
Деньги

Дмитрий Маликов: «Я вещизмом не страдаю!»

Дмитрий Маликов: «Я вещизмом не страдаю!»

#22591# Он не только талантливый и любимый миллионами певец и композитор, но и заботливый папа, любящий муж. Дмитрий Маликов не скрывает, что ему повезло с супругой Еленой и дочкой Стефанией, а в человеке народный артист России прежде всего ценит моральные устои, которые позволяют не быть рабом денег.

«Семейный бюджет»: Дмитрий, изменились ли как-то семейные ценности, когда вы стали не только супругом, но и отцом?
Дмитрий Маликов: Большое значение имеет возраст, в котором происходит переход из супруга в отца, — в 20 лет, когда ты сам еще ребенок, или в 30, когда на свет появляется желанный малыш, как это было у меня.
Конечно, я был готов к рождению дочери, но, как сейчас понимаю, не до конца осознавал, что меня ждет. С рождением ребенка семейная жизнь цементируется, склеивается еще больше, многое меняется: появляется внутренняя ответственность, решения не принимаются столь опрометчиво и эмоционально, как раньше. С этого момента хочется заботиться о семье, учитывая и совсем далекие перспективы.

СБ: Вас не испугала ответственность, возросшая после рождения дочери?
ДМ: Согласитесь, мысли о будущем всегда тревожны. Особенно, когда речь идет о будущем не только твоем, но и твоих детей. Так что было немного непривычно.

СБ: У вашей дочери довольно редкое имя — Стефания…
ДМ: Выбирали вместе с Леной (супруга Дмитрия). Хотелось, чтобы имя было и необычное, и красивое. Думаю, получилось, оно Стеше подходит. Говорят, имя отражается на характере. Вот и получилось, что у нашей дочери самостоятельная, твердая и цельная натура, при этом у нее доброе сердце. Что самое интересное, ни мама, ни я ничему специально ее не учили. Это врожденные качества, на которые, возможно, имя и повлияло. Так что о выборе не жалеем, дома зовем ее Стеша, ей нравится, я ее Стефани иногда называю.

СБ: Чему вы хотите обязательно научить свою дочь и до какого уровня довести, чтобы можно было сказать: дальше развивайся сама?
ДМ: Я не хочу ее зажимать в какие-то рамки. Ей нравится танцевать, рисовать, музыка уже меньше нравится, хотя Стеша старается и петь, и играть на пианино. Плавает хорошо. Математика ей дается легко. Языки нужны обязательно— развитие должно быть гармоничным.

СБ: Значит на музыкальном будущем дочери настаивать не будете?
ДМ: Я не скажу, что музыка ей совсем не нравится, просто она не выделяет ее среди других занятий.

СБ: Не обидно, что не заинтересовали, не увлекли?
ДМ: Нет. Доля у музыкантов сложная. Это мне повезло, что меня вывело в такую звездную музыкальную жизнь, а у простых музыкантов судьба очень незавидная. Я считаю, что в музыку должны идти люди, которые не могут без нее.

СБ: Дмитрий, а можно сказать, что Стеша, несмотря на свой юный возраст, уже успела вас чему-то научить?
ДМ: Несомненно. Ведь это уже сложившаяся личность, с которой надо считаться и мнение которой следует уважать. Но твердость проявлять тоже необходимо, иначе дочь просто сядет на голову.
С рождением ребенка семейная жизнь цементируется, склеивается еще больше, многое меняется: появляется внутренняя ответственность
СБ: Как же вы справляетесь с ее желаниями? Существуют какие-то проверенные способы обуздать дочкино «хочу!»?
ДМ: Когда мы идем в магазин, я ее сразу предупреждаю: «Стеша, у тебя сегодня есть возможность выбрать для себя две вещи и не более». И тогда она сама решает, что ей больше нужно. Мне такое развитие событий кажется правильным. Если дочери хочется какую-то вещь довольно долго, то я обычно это покупаю к какому-то празднику и дарю ей.

#22593# СБ: Стеша в этом году пошла во второй класс. Даете ли вы ей карманные деньги?
ДМ: Да, у нее есть свои карманные деньги. Однажды даже была такая ситуация. Когда дочь окончила первый класс, я купил ей игровую приставку, а она ее куда-то подевала и очень переживала по этому поводу. Я сказал, что куплю такую же игрушку. После чего она разбила копилку, достала все свои сбережения и попросила добавить к ним сколько не хватает, так как это ее вина в том, что игрушка потерялась. Стешу совершенно по-взрослому беспокоило, что папа ей сделал подарок, а она так «обошлась» с ним.

СБ: Можно сказать, что Стеша избалованный ребенок?
ДМ: Да. Все дети избалованны, поскольку родители им много чего позволяют. Но воспитать дочь по-другому невозможно, она настолько цельная и самостоятельная личность, что воспитывай не воспитывай, она все равно сделает все по-своему.
У нашей дочери самостоятельная, твердая, цельная натура и доброе сердце
СБ: Давайте поговорим о деньгах и семейном бюджете. Согласны ли вы с утверждением, что деньги дают внутреннюю свободу?
ДМ: Нет, не дают. Внешнюю — да, а внутренняя свобода или есть, или ее нет. Внутренняя свобода — это независимость от материального, от меркантильных желаний и помыслов.

СБ: А сколько нужно денег для жизни?
ДМ: Каждому по-своему. Для нормальной спокойной жизни — не так много, а чтобы себя баловать какими-то вещами материального мира, то никаких денег не хватит. Это просто определенный уровень жизни. Правильно говорят, что богат тот, кто беден желаниями. Когда пожелания скромные, то и нужно не очень много.
Мне повезло: моя жена Лена абсолютно немеркантильный человек. В жизни были разные времена, так вот, она умеет устроить жизнь семьи сообразно тем возможностям, которые есть на данный момент. Она лишена зависти. Это помогает, поскольку мы общаемся с разными по достатку людьми, среди них есть и очень богатые. Мы спокойно реагируем на дорогие особняки, частные самолеты. У нас есть свой уровень и достаток, мы довольствуемся тем, что есть. Я считаю, нужно уметь радоваться чужому успеху и чем искреннее это делать, тем тебе же лучше.

СБ: Бывает ли у вас в жизни халява?
ДМ: Было несколько случаев, когда находились люди, которые делали мне дорогие подарки. Но это судьба, мое везение что ли…

СБ: Кто у вас в семье заведует «кассой»?
ДМ: Деньгами распоряжаюсь я, но Лена имеет к ним доступ. Неограниченный. При этом она ведет себя крайне разумно. У нас никогда не бывает упреков по поводу того, что она что-то не то купила. Крупные покупки мы обсуждаем обычно вместе. Но даже если она приобретет что-либо без моего ведома, это не станет поводом для ссоры.

СБ: А что может стать поводом для ссоры?
ДМ: Это, как правило, не материальные, а скорее психологические вопросы, когда мы не сходимся во мнениях. Отношения же в браке не стоят на месте, они развиваются. Мы тоже вместе с ними растем, проходим кризисы, решаем проблемы. Ведь брак состоит на 10 процентов из любви, а на 90 процентов из снисходительности. Это непросто — выдерживать такое соотношение. Но возможно.

СБ: Деньгами по большому счету распоряжаетесь вы. Значит ли это, что вы в семье лидер?
ДМ: Нет. Главное в семье — это отношения, которые связывают людей. И если они хорошие, то для мужа и жены не важно, кто в семье главный. Им хватает мудрости не спорить об этом.
Деньгами распоряжаюсь я, но Лена имеет к ним доступ. Неограниченный
#22595# СБ: Дмитрий, вы сказали, что крупные покупки обсуждаете вместе с женой. На ваш взгляд, нужно ли вообще планировать семейные траты, заранее составлять список предполагаемых покупок?
ДМ: По-моему, список писать не обязательно, но в голове держать нужно. Есть, например, вероятные источники дохода, это общие моменты, но есть и частные — куда мы эти заработанные деньги потратим: на предметы искусства, как хочу я, или на новое украшение и вечернее платье, как хочет супруга. Вот это надо планировать заранее, так же как и покупку или ремонт жилья.

СБ: То есть спонтанно вы покупки не делаете?
ДМ: Почему же? Я человек эмоциональный. Под влиянием эмоций могу делать что-то необдуманно. Бывает, потом жалею. Но куда ж без этого? Это жизнь.

СБ: Как на вас работают деньги?
ДМ: Сложный вопрос. Люди творческие, как правило, не могут подойти разумно к решению этой проблемы. Я пытаюсь советоваться с друзьями. Не могу назвать себя очень богатым человеком, но у меня нормальные материальные возможности. Поэтому я могу позволить себе инвестиции в недвижимость, какие-то ценные бумаги, предметы искусства, в бизнес.

СБ: На ваш взгляд, что самое верное из этого перечня?
ДМ: Скажем так: самое приятное — искусство, потому что я могу этим наслаждаться. А самое правильное — недвижимость, но для таких инвестиций нужно очень много денег.

СБ: А на что вам жаль тратить деньги?
ДМ: Я себя приучаю к тому, чтобы ни на что денег не жалеть.
Я могу позволить себе инвестиции в недвижимость, какие-то ценные бумаги, предметы искусства, в бизнес
СБ: Пользуетесь ли вы кредитными программами?
ДМ: Нет, но такую вероятность допускаю. Сейчас рассматриваю возможность приобретения новой квартиры в Москве через ипотеку. Да, брать деньги в долг на несколько лет страшно, но хочется ведь приобрести лучший вариант, а цены на жилье сейчас сами знаете какие. Я не активный игрок на поле инвестиций. Поэтому прежде, чем на что-то решиться, посоветуюсь с друзьями-банкирами.

СБ: Отдых — это тоже своего рода инвестиции… в себя. Где вы предпочитаете отдыхать?
ДМ: Жена и дочка любят ездить в Италию, в Тоскану. А мне больше по душе экзотический отдых — в Марокко, Иордании, Кампучии. Это не расслабляющий, а активный отдых.

СБ: Известно, что в детстве вы были страстным коллекционером и собрали огромную коллекцию «олимпийских» рублей. Какова сейчас судьба этой коллекции?
ДМ: Куда-то делась, никак не могу найти. Но все-таки хочу иметь такую коллекцию и планирую ее купить. Хотя это скорее ностальгия по детскому увлечению, чем серьезные инвестиции — «олимпийские» рубли ведь не сильно выросли в цене. Это хобби, так же как и моя коллекция графинов Ленинградского фарфорового завода. Они не очень дорогие, но красивые, и представляют для меня определенный ностальгический, коллекционный и интерьерный интерес.
Отношения в браке не стоят на месте, они развиваются. Мы тоже вместе с ними растем, проходим кризисы, решаем проблемы
СБ: Как относитесь к статусным вещам? Нужны они вам?
ДМ: Я живу среди них, но я не сибарит — прекрасно обхожусь без последней марки навороченного телефона и вещизмом не страдаю. У меня есть дорогие часы, ношу потому, что мне их подарили. Почему бы и нет?! В силу профессии я должен достойно выглядеть. Как музыкант трачу деньги на дорогостоящую технику, необычные декорации, стараюсь привлечь к своей работе хороших режиссеров.

СБ: Состоятельность для вас — это состояние духа или состояние кошелька? Считаете ли вы себя состоятельным человеком?
ДМ: Если ты реализовался, то ты состоялся — нашел себя в профессии и служишь людям. То есть это состояние духа. Я человек, который состоялся.

СБ: Говорят, что большие деньги портят людей. Что, по вашему мнению, надо делать, чтобы этого не произошло?
ДМ: Просто нужно не обращать на них внимания и жить так, как ты живешь. В человеке должны быть моральные ценности и устои, которые позволят ему не быть рабом денег. Мы ведь все перед Богом равны.

СБ: О чем мечтаетe?
ДМ: Мечтаю, чтобы я реализовался как композитор, продолжающий в своем творчестве традиции русской классической школы в сочетании с современной культурой, чтобы моя музыка стала известна во всем мире и чтобы она была понятна и близка любому человеку.

Беседовала Елена ПАВЛОВА
Фото: Саяр ЮНИСОВ
Источник: © Семейный бюджет, 2007, № 10
Количество просмотров: 14953
Погода в Москве

ясно  -4oC

 

ясно

Гороскопиум

Loading...
 
Знаете, что думают о Вас ацтеки или друиды
  
 
 
В верх страницы В конец страницы